Образ времени в поэзии Блока и Есенина

А. Блок и С. Есенин жили и творили в трудное для России время. На их долю, как и на долю миллионов людей, выпало испытание революцией и гражданской войной. Эти поэты были свидетелями коренного слома старого уклада жизни, слома сознания, мироощущения, существования… Можно сказать, что Блок и Есенин стали свидетелями жизненной трагедии своих соотечественников.
Конечно, эти поэты всей душой были вместе со своим народом, вместе с ним они страдали и мучились, решали важнейшие вопросы, определялись со своим отношением к произошедшим переменам. Поэтому с полной уверенностью можно сказать, что лирические герои этих поэтов – люди того непростого времени, выразившие мысли и чаяния определенной части русского народа.
Так, А. Блок, осмысляя современность, обращался к истории России. Наиболее полно его мысли воплотились в цикле «Родина», где ведущая роль принадлежит мотивам исторических судеб страны. Особенно значимым в этом отношении является цикл «На поле Куликовом».
Куликовская битва в восприятии поэта – символическое событие, которому суждено возвращение. Поэтому в стихотворениях этого цикла можно заметить часто встречающиеся слова с семантикой возврата, повтора: «За Непрядвой лебеди кричали, И опять, опять они кричат…»; «Опять с вековою тоскою Пригнулись к земле ковыли»; «Опять над полем Куликовым Взошла и расточилась мгла…» и так далее. Тем самым Блок хотел показать, насколько исторические события связаны с современностью.
Для лирического героя Блока родина – это его дом. Он пытается осмыслить ее историю, проникнуть в ее «тайну», познать и понять, а, значит, помочь. Герой приходит к выводу, что основа Руси – ее народ. Чтобы быть вместе с Родиной – нужно быть рядом с народом («Русь») в любой ситуации, особенно в критические моменты:
Где все пути и все распутья
Живой клюкой измождены,
И вихрь, свистящий в голых прутьях,
Поет преданья старины...
Так - я узнал в моей дремоте
Страны родимой нищету,
И в лоскутах ее лохмотий
Души скрываю наготу.
Как известно, Блок верил в революцию, придавал ей огромное значение и символическое звучание. Поэт верил в очистительную силу свершившихся перемен. Свое отношение к революции Блок выразил в поэме «Двенадцать». Неслучайно в финале этого произведения появляется образ Исуса Христа. Для поэта Христос – это нравственный эталон человеческого бытия, имя которому Любовь. Это символ будущего, оправдывающего настоящее.
В этом образе заключена для Блока высшая духовность человечества, его культурные ценности, которые «россыпью жемчужной» достанутся тем, кто будет жить в соответствии с этими идеалами. В поэме эти ценности не востребованы, но они «надвьюжны», непреходящи, а значит, могут достаться тем, кто их будет искать.
В поэзии Сергея Есенина сложился несколько другой образ времени. Уроженец села, ранний Есенин воспринимал отчизну, прежде всего, в образе родной природы, «рязанских раздолий», «хат, в ризах образа». Мы видим, что в лирике Есенина образ Родины тесно связан с христианскими мотивами:
Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою!»
Но в дореволюционном творчестве Есенина Русь – это еще и нищая, многострадальная страна, «черная, потом пропахшая выть», брошенный край, «пустырь».
В послеоктябрьской лирике Есенина одной из центральных тем становится изменение жизни и страны в связи с революцией. Первоначально поэт принял это событие. Он считал, что цель революции – установить на земле христианский рай. В связи с этим Россия воспринималась Есениным как богоизбранная, духовная страна. Поэтому в поэзии этого времени возникает библейская тематика и символика:
Небо как колокол,
Месяц – язык,
Мать моя – родина,
Я – большевик.
Это явно перекликается с творчеством Блока, который также связывал образ России с темой Бога, святости. Вспомним, хотя бы, его поэму «Двенадцать».
Но уже в 1920 – 1923 годах Есенин разочаровывается в революции. В его лирике появляются пессимистические мотивы смерти, разрушения, краха надежд. Все больше поэт горюет об исчезновении столь любимой и знакомой ему деревни, наступлении века «железного коня», дьявольского начала. Особенно четко это проявилось в стихотворении «Мир таинственный, мир мой древний…». Здесь мы также видим перекличку с лирикой Блока, особенно с его циклом «Страшный мир». В нем Блок воплотил одну из сторон своей отчизны – «страшный мир» города, разрушающего и уничтожающего человека.
Герой Есенина очень переживает, видя все то, что происходит со страной после 1917 года. В стихотворении «Снова пьют здесь, дерутся и плачут…» лирический герой «опустясь головою, заливает глаза вином…». Он боится увидеть «лицо роковое», хочет забыться, хотя бы короткое время о нем не думать. Что же это за «роковое лицо»? Мне думается, что так герой, и сам поэт, характеризует положение его любимой родины, его «голубой Руси» после событий 1917 года. А это положение представляется герою не только плачевным и бедственным, но и «роковым».
Настоящее России герой Есенина оценивает очень негативно – как угар и пьянство, как бредовый кошмар, который он наблюдает и в кабаке, и в стране: «Самогонного спирта — река. Гармонист с провалившимся носом Им про Волгу поет и про Чека». Атмосфера, царящая здесь, напоминает какой-то страшный сон: озлобившиеся люди, у которых не осталось ничего святого, разгул нечистой силы, стихии, хаоса: «Что-то злое во взорах безумных, Непокорное в громких речах…»
Стоит заметить, что, несмотря ни на что, в финале жизни и Есенин, и Блок довольно оптимистично смотрели на перспективы развития России, на ее будущее. Блок выражает надежду на то, что Россия пройдет сквозь все испытания, закалится и станет, наконец, счастливой. Есенин же принимает советское настоящее его любимой Руси, печалясь лишь о том, что он не смог найти себя в новой жизни, и остается с «Русью уходящей».

© SER-ESENIN.RU 2005-2016
При перепечатке материалов гиперссылка на сайт ser-esenin.ru обязательна. Все материалы являются собственностью их авторов.
С.А. Есенин ::: Жизнь моя, иль ты приснилась мне...

Наверх