Ser-Esenin.ru

В помощь школьнику и студенту!

Сочинение на тему: Левинсон. Произведение: Разгром

Сочинение на тему: Левинсон. Произведение: Разгром

Левинсон Иосиф (Осип) Абрамович – командир партизанского отряда. «Он был такой маленький, неказистый на вид – весь состоял из шапки, рыжей бороды да ичигов выше колен». Но главная черта внешности Л. – «голубые, как омуты», «глубокие и большие» глаза.

В отряде считали, что Л. никогда ни в чем не сомневается, потому что «…он ни с кем не делился своими мыслями и чувствами, преподносил уже готовые «да» или «нет». Командир пользовался непререкаемым авторитетом среди партизан. Большинство из них считали его «человеком особой, правильной породы», не имеющем слабостей.

Действительно, у Л. есть все качества настоящего командира. У него сильный характер, большие организаторские способности, военный талант. Всегда и везде на первый план командир ставит интересы своих партизан. Даже самые жестокие действия Л. (расстрел «человека в жилетке», отравление безнадежно больного Фролова и т.д.) оправдываются жизненными интересами бойцов.

Жизненной целью героя была «огромная …жажда нового, прекрасного, сильного и доброго человека».

Со всей полнотой образ Л. раскрывается в последней главе романа, где отступающий партизанский отряд оказывается полностью разгромленным.

Смертельно уставший, в полубреду командир чувствует родственную близость со своими бойцами. Как простой смертный, Л. переживает, что в ответственный момент не сможет спасти партизан, принять правильное решение. Но в нужный момент он отчаянно ведет отряд на прорыв. После жестокой схватки с казаками в живых остаются лишь девятнадцать бойцов, включая самого командира. Увидев это, Левинсон «уже не стыдился и не скрывал своей слабости; он сидел потупившись, медленно мигая длинными мокрыми ресницами, и слезы катились по его бороде...». Но нужно было жить дальше. Выехав из леса, командиру открывается картины мирной жизни. Тогда «Левинсон обвел молчаливым, влажным еще взглядом это просторное небо и землю, сулившую хлеб и отдых, этих далеких людей на току, которых он должен будет сделать вскоре такими же своими, близкими людьми, какими были те восемнадцать, что молча ехали следом, -- и перестал плакать; нужно было жить и исполнять свои обязанности».
Наверх