Ser-Esenin.ru

В помощь школьнику и студенту!

Сочинение на тему: Онегин. Произведение: Евгений Онегин

Сочинение на тему: Онегин. Произведение: Евгений Онегин

Евгений Онегин – молодой дворянин, главный герой романа.

О. получил домашнее «французское» воспитание. Его образование весьма поверхностно (немного латыни, анекдоты из мировой истории, неумение отличить «ямба от хорея», увлечение работами модного в то время экономиста Адама Смита). Зато герой полностью постиг «науку страсти нежной». Он «жить торопиться и чувствовать спешит». О. развлекается всеми способами: посещает театр, балы, дружеские ужины, светские обеды и т. д. Но вскоре герой разочаровывается во всем. Его охватывает «хандра». Причина тоски О. – его душевная пустота. Внешний блеск героя указывает на внутренний холод, его язвительность говорит о высокомерии и презрительности ко всему миру. О. сам осознает свою «душевную инвалидность». Надеясь развеять тоску, О. едет в деревню к заболевшему дяде. Здесь он знакомится с Ленским, который представляет его семье Лариных. Татьяна Ларина влюбляется в О. и признается ему в своих чувствах. Встреча с Татьяной что-то затрагивает в «душе холодной и ленивой». Но О. отказывает девушке, говоря о том, что не создан для любви и семейной жизни. Спустя некоторое время оскорбленный О. Ленский вызывает героя на дуэль, где погибает от его руки. Гибель юного Л. потрясает О. Он уезжает путешествовать. В конце романа О. появляется вновь. Он прибывает в Петербург, где встречает вышедшую замуж Татьяну. Увидев блистательную княгиню, О. открывает в своей душе способность искренне любить («как дитя»). Письмо, которое он пишет Татьяне, подтверждает это. Не получив ответа, О. в отчаянье принимается читать без разбора, пробует сочинять. Но, если в деревне он читал «по обязанности» и от скуки, то теперь от страсти. От страсти он совершает и «неприличный» поступок: посещает Татьяну без предупреждения, в ее уборной. Пустота героя начала заполняться сильным чувством, жизнью сердца. Отказ Татьяны перечеркнул все надежды О., но в то же время произвел в нем переворот всех его мыслей и душевных чувств. Финал романа остается открытым: о дальнейшей судьбе О., переродившегося благодаря любви, можно лишь догадываться.

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН — герой романа в стихах А.С.Пушкина «Евгений Онегин» (1823-1831). Блестящий столичный аристократ, последний отпрыск знатного дворянского рода и потому «наследник всех своих родных» (один из них — престарелый дядюшка, в чью деревню отправляется Е.О. в самом начале романа), он ведет жизнь праздную, беспечную, независимую, полную изысканных наслаждений и разнообразных «очарований». «Забав и роскоши дитя», он довольствуется домашним образованием и не обременяет себя службой (в реальной жизни это было практически невозможно). Но Е.О. не просто «молодой повеса», он — петербургский денди, что создает вокруг него ореол исключительности и загадочности. Как культурно-психологический феномен, дендизм «отличается прежде всего эстетизмом жизненного стиля, культом утонченности, красоты, изысканного вкуса во всем — от одежды, от «красы ногтей» до блеска ума». Он предполагает также культ собственной индивидуальности — «соединение неповторимой оригинальности, бесстрастного равнодушия, тщеславия, возведенного в принцип,— и не менее принципиальной независимости во всем» (А.Тархов).

Несомненная внутренняя оппозиционность такого типа поведения («не добиваться ничего, беречь свою независимость, не искать места — все это называется при деспотическом режиме быть в оппозиции»,— разъяснял как раз в»Шв.О. А.И.Герцен) нередко принимала политическую окраску, приводила к вольномыслию, увлечению освободительными идеями. Примером может служить общество золотой молодежи «Зеленая лампа» (ее членом был Пушкин), находившееся в сфере внимания декабристского «Союза Благоденствия». Не случайно описание времяпрепровождения петербургского щеголя в стихотворном сборнике «ламписта» Я.Толстого «Мое праздное время» (1821) стало одним из импульсов изображения дня Е.О. в первой главе.»Швнодушие к чинам и служебной карьере, культ праздности, изящного наслаждения и личной независимости, наконец, политическое вольнодумство образуют внутренне единый комплекс, характерный для поколения 1820-х гг. и запечатленный в образе Е.О.

Разумеется, о вольномыслии героя, о его причастности к околодекабристскому кругу говорить можно было лишь намеками. Но эти намеки многозначительны и красноречивы. Критическое отношение Е.О. к высшему свету и соседям-помещикам, добровольное деревенское отшельничество (своего рода внутренняя эмиграция), облегчение участи крепостных (вполне «декабристский» по духу жест), чтение Адама Смита, бывшего в ходу у декабристов, изображения Байрона и Наполеона — «властителей дум» поколения — в деревенском кабинете Е.О., долгие беседы и споры с Ленским на самые острые и животрепещущие темы современности, наконец, прямое сопоставление Е.О. с вольнодумцем, философом-денди Чаадаевым, упоминание о знакомстве героя с лихим гусаром, декабристом Кавериным, рассказ о его дружбе с героем-автором, опальным поэтом, и готовность Е.О. сопутствовать ему в побеге за границу — все это свидетельствует об истинном масштабе личности Е.О., о его принадлежности к героям времени, остро ощущавшим свою историческую предназначенность и общественную невостребованностъ, мучительно решавшим проблему выбора жизненного пути.

Беглость такого рода намеков — одна из главных особенностей повествования в «Евгении Онегине». Ее художественный эффект — в том, что повседневно-бытовой облик и поведение героя раскрываются здесь пространно и подробно, а о его внутреннем мире, его чувствах, переживаниях, взглядах говорится как бы мимоходом и вскользь. Эффект этот возможен потому, что живая, непринужденная беседа автора с читателем, имитирующая дружескую болтовню, предполагает, что и автор, и герой, и читатель — это «свои» люди, понимающие друг друга с полуслова.

Той же цели служат явные и скрытые сопоставления Е.О. с героями европейской и русской литературы: Фаустом, Чайяьд-Гарольдам, Адольфом Б.Констана, Мельмотом Скитальцем Ч.-Р.Метьюрина, грибоедовским Чацким, наконец, с пушкинскими Алеко и Пленником. Эти многочисленные аналогии помогают уяснить духовно-нравственный облик героя, понять мотивы его поступков, смысл переживаний и взглядов, они как бы договаривают то, что недоговорено автором. Такой способ изображения позволяет Пушкину отказаться от занимательности действия, внешней интриги и сделать главной пружиной развития сюжета драматические противоречия в характере Е.О.

Уже в первой главе, относительно самостоятельной и служащей предысторией героя, Е.О., вчера еще беспечный повеса и франт, гений в искусстве любви, переживает мучительный и острый духовный кризис, причины и последствия которого сложны и многообразны. Это и пресыщенность «вседневными наслаждениями», «блистательными победами»; это охлаждение чувств, мучительные воспоминания и угрызения совести; это и усиление оппозиционности, предчувствие конфликта с властью и отчуждения от общества (ожидание грядущей «злобы слепой Фортуны и людей», готовность к эмиграции). Наконец, мрачность и озлобленность Е.О., овладевшая им хандра, его равнодушие к жизни и презрение к людям, сходство с байроновским Чайльд-Гароль дом — все указывает на то, что душа Е.О. во власти демонизма — беспощадно-трезвого отношения к жизни, приправленного ядом сомнения в безусловности высших духовно-нравственных ценностей и общественных идеалов. Тем самым гражданские потенции героя поставлены под вопрос.

В «деревенских» главах (II-VI) демонизм Е.О. проявляется все более отчетливо и в конце концов приводит его к катастрофе. Герой проходит здесь ряд испытаний (отношения с обществом, дружба, любовь), ни одного из которых он не выдерживает. Глубоко презирая соседей-помещиков, невежд и крепостников, Е.О. тем не менее страшится их суда и принимает вызов Ленского на поединок. «Всем сердцем юношу любя», он — хотя и невольно — убивает на дуэли своего единственного друга. Сразу оценив душевную чистоту, абсолютную естественность, искренность Татьяны, столь несхожей со светскими красавицами, разгадав незаурядность ее натуры и ощутив свое внутреннее сродство с нею, Е.О., считая себя «инвалидом» в любви и «врагом Гимена», своей холодной проповедью причиняет ей невыносимые страдания, едва не погубившие героиню. («Увы, Татьяна увядает, бледнеет, гаснет и молчит!») Недаром в символически-вещем сне Татьяны Е.О. представляется ей не просто прямым убийцей, но и предводителем шайки «адских привидений», т.е. демоническим героем.

С другой стороны, новые для Е.О. деревенские впечатления, прикосновение к миру русской народности и старины, встреча с «русской душою» Татьяной — натурой цельной, решительной и страстной, дружба со своим антиподом — поэтом-романтиком, мечтателем-энтузиастом Ленским, готовым без раздумья пожертвовать жизнью во имя собственных убеждений и возвышенных идеалов,— подго-таачивают духовное обновление героя.

Потрясение, вызванное невольным убийством Ленского, открывает Е.О. опасность и гибельность демонического индивидуализма, приводит его к новому кризису, необходимости вновь изменить жизнь. Покинув места, «где окровавленная тень ему являлась каждый день», Е.О. отправляется в странствие по России. И не только для того, чтобы забыться в дороге: жизнь «без цели, без трудов» становится для него невыносимой.

Маршрут Е.О. не случаен. Его влекут места, связанные с героическими страницами русской истории: Нижний Новгород — «отчизна Минина», волжские просторы, овеянные легендами о Разине и Пугачеве, «жилище вольности» Кавказ, наконец, «брега Тавриды» — место ссылки Мицкевича и Пушкина. Ему необходимо своими глазами увидеть, каково современное состояние России, есть ли в ней источники и возможности осмысленной, исторически значимой деятельности. Итоги долгих странствий Е.О. безрадостны («тоска, тоска!..»). Героический период русской истории, кажется ему, остался в прошлом. В современности повсюду торжествует «меркантильный дух», мелкие, ничтожные интересы. Теперь лишь сфера частной жизни может оказаться для него спасительной. В таком душевном состоянии возвращается Е.О. в Петербург, где и происходит его новая встреча с Татьяной, уже чудесно преобразившейся, ставшей княгиней и придворной дамой — «законодательницей зал».

Противоречив и финал романа. С одной стороны, вспыхнувшая в душе героя страсть знаменует собой возможность и даже начало его духовно-нравственного обновления. С другой — безнадежная любовь к Татьяне приводит его на край гибели. И без того «на мертвеца похожий», Е.О. выслушивает суровую и убийственную для него отповедь Татьяны-княгини, а затем следует внезапное явление мужа-генерала, столь напоминающее явление статуи Командора в «Каменном госте».

Однако Пушкину важна именно принципиальная возможность нравственного возрождения Е.О., ибо подлинным героем романа является не он, а некий «сверхгерой» — современный человек вообще. С этой точки зрения Ленский, Е,О. и герой-автор, уже изживший демонический комплекс и как бы синтезирующий черты Е.О. и Ленского, представляют собой разные грани этого единого сверхгероя, закономерные этапы его эволюции.

Художественное исследование противоречивого сознания современного человека, его напряженно-конфликтных отношений с обществом и процесса его духовных исканий, впервые предпринятое Пушкиным в «Евгении Онегине», во многом определило магистральную линию развития русской литературы XIX»Шв. и породило целую галерею персонажей, генетически восходящих к Е.О., — от лермонтовского Печорина до героев Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого.
Цитатная характеристика Е.Онегина

Образован: "... хоть не без греха;

Из Энеиды два стиха.

Онегин был знаком с поэзией, хотя

Не мог он ямба от хорея,

Как мы не бились отличить...

Зато читал Адама Смита!"

Имел достоинства которые ценили в обществе:

"Он по-французски совершенно

Мог изъясняться и писать;

Легко мазурку танцевал,

И кланялся не принужденно."

Не имеет навыков к труду:

"Онегин дома заперся,

Зевая, за перо взялся,

Хотел писать - но труд упорный

Ему был тошен; ничего

Не вышло из пера его..."

Глубоко страдал:

И мелет, грустью отуманен:

Зачем я пулей в грудь не ранен?

Зачем не хилый я старик,

Как этот бедный откупщик?

Я молод, жизнь во мне крепка;

Чего мне ждать? тоска, тоска!"

Охлаждён к жизни:

"...русская хандра

Им овладела понемногу;

Он застрелится, слава богу,

Попробовать не захотел,

Но к жизни вовсе охладел."

Мечтатель: "Мечта невольная преданность,

Непродолжительная странность

И резкий охлаждённый ум..."

Не верит в хорошое:

"Супружество нам будет мукой.

Я, сколько не любил бы Вас,

Привыкну разлюблю тотчас;"

Лицемер: "Как рано мог он лицемерить,

Таить надежду, ревновать,

Разуверять, заставить верить,

Казаться мрачным,изнывать;

Стыдлив и дерзок, а порой

блистать послушною слезой!"

...!
Цитатная характеристика

1. Онегин, добрый мой приятель,

Родился на брегах Невы,

Где, может быть, родились вы

Или блистали, мой читатель;


1. Онегин был по мненью многих,

Ученый малый, но педант

2. Томясь душевной пустотой,

Уселся он — с похвальной целью

Себе присвоить ум чужой;

Отрядом книг уставил полку.

Читал, читал, а все без толку...

3. Имел он счастливый талант

Без принуждения в разговоре

Коснуться до всего слегка

С ученым видом знатока

4. Он знал довольно по латыни,

Чтоб Эпиграфы разбирать,

Потолковать об Ювенале,

В конце письма поставить uale,

Да помнить, хоть не без греха,

Из Энеиды два стиха:

5. Не мог он ямба от хорея,

Как мы ни бились, отличить,

Бранил Гомера, Феокрита,

Зато читал Адама Смита,

И был глубоким эконом,

То есть умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живёт, и почему,

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет:

6. Онегин:

Двойной лорнет скосясь наводит,

На ложи незнакомых дам;

И молвил:

"Всех пора на смену;

балеты долго я терпел,

но и Дидло мне надоел"

7. Ему наскучил света шум:

Измены утомить успели;

Друзья и дружба надоели:

разлюбил он наконец

и брань, и саблю, и свинец

8. рано чувства в нем остыли

друзья и дружба надоели.

9. Короче: русская хандра

Им овладела понемногу.

10. Онегин был готов со мною ,

Увидеть чуждые страны;

Но скоро были мы судьбою ,

На долгий срок разведены.

Отец его тогда скончался...

... Вдруг получил он в самом деле ,

От управителя доклад,

Что дядя при смерти в постели...

11. Судьба Евгения хранила:

Сперва Madame за ним ходила,

Потом Monsieur ее сменил.

Ребенок был резов, но мил.

Monsieur l'Abbé, француз убогой,

Чтоб не измучилось дитя,

Учил его всему шутя,

Не докучал моралью строгой,

Слегка за шалости бранил

И в Летний сад гулять водил

12. Вот мой Онегин на свободе;

Острижен по последней моде,

Как dandy лондонский одет —

И наконец увидел свет.

Он по-французски совершенно

Мог изъясняться и писал;

Легко мазурку танцевал

И кланялся непринужденно;

Чего ж вам больше? Свет решил,

Что он умен и очень мил.

13.

Всего, что знал еще Евгений,

Пересказать мне недосуг;

Но в чем он истинный был гений,

Что знал он тверже всех наук,

Что было для него измлада

И труд, и мука, и отрада,

Что занимало целый день

Его тоскующую лень,

14. Как рано мог он лицемерить,

Таить надежду, ревновать,

Разуверять, заставить верить,

Казаться мрачным, изнывать,

Являться гордым и послушным,

Внимательным иль равнодушным!

15.

Как томно был он молчалив,

Как пламенно красноречив,

В сердечных письмах как небрежен!

Одним дыша, одно любя,

Как он умел забыть себя!

16. Как он умел казаться новым,

Шутя невинность изумлять,

Пугать отчаяньем готовым,

Приятной лестью забавлять,

Ловить минуту умиленья,

Невинных лет предубежденья

Умом и страстью побеждать,

Невольной ласки ожидать,

17. Как рано мог уж он тревожить

Сердца кокеток записных!

Когда ж хотелось уничтожить

Ему соперников своих.

18. Бывало, он еще в постеле:

К нему записочки несут.

Что? Приглашенья? В самом деле,

Три дома на вечер зовут:

Там будет бал, там детский праздник.

Куда ж поскачет мой проказник?

С кого начнет он? Все равно:

Везде поспеть немудрено.

Покамест в утреннем уборе,

Надев широкий боливар3,

Онегин едет на бульвар

И там гуляет на просторе,

Пока недремлющий брегет

Не прозвонит ему обед.

19. Второй Чадаев, мой Евгений,

Боясь ревнивых осуждений,

В своей одежде был педант

И то, что мы назвали франт.

Он три часа по крайней мере

Пред зеркалами проводил

И из уборной выходил

Подобный ветреной Венере,

Когда, надев мужской наряд,

Богиня едет в маскарад.

20. Что ж мой Онегин? Полусонный

В постелю с бала едет он:

А Петербург неугомонный

Уж барабаном пробужден.

21. Но, шумом бала утомленный

И утро в полночь обратя,

Спокойно спит в тени блаженной

Забав и роскоши дитя.

Проснется за полдень, и снова

До утра жизнь его готова,

Однообразна и пестра.

И завтра то же, что вчера.

22. Но был ли счастлив мой Евгений,

Свободный, в цвете лучших лет,

Среди блистательных побед,

Среди вседневных наслаждений?

Вотще ли был он средь пиров

Неосторожен и здоров?

23. И вас покинул мой Евгений.

Отступник бурных наслаждений,

Онегин дома заперся,

Зевая, за перо взялся,

Хотел писать — но труд упорный

Ему был тошен; ничего

Не вышло из пера его,

24. И уж заранее зевал,

Приготовляясь, денег ради,

На вздохи, скуку и обман

(И тем я начал мой роман);

Но, прилетев в деревню дяди,

Его нашел уж на столе,

Как дань готовую земле.

25. Два дня ему казались новы

Уединенные поля,

Прохлада сумрачной дубровы,

Журчанье тихого ручья;

На третий роща, холм и поле

Его не занимали боле;

Потом уж наводили сон;

Потом увидел ясно он,

Что и в деревне скука та же,

Хоть нет ни улиц, ни дворцов,

Ни карт, ни балов, ни стихов.

Хандра ждала его на страже,

И бегала за ним она,

Как тень иль верная жена.

26. Деревня, где скучал Евгений,

Была прелестный уголок;

Там друг невинных наслаждений

Благословить бы небо мог.

27. Но Ленский, не имев, конечно,

Охоты узы брака несть,

С Онегиным желал сердечно

Знакомство покороче свесть.

Они сошлись. Волна и камень,

Стихи и проза, лед и пламень

Не столь различны меж собой.

Сперва взаимной разнотой

Они друг другу были скучны;

Потом понравились; потом

Съезжались каждый день верхом

И скоро стали неразлучны.

Так люди (первый каюсь я)

От делать нечего друзья.

28. Меж ими все рождало споры

И к размышлению влекло:

Племен минувших договоры,

Плоды наук, добро и зло,

И предрассудки вековые,

И гроба тайны роковые,

29. Но чаще занимали страсти

Умы пустынников моих.

Ушед от их мятежной власти,

30. Один среди своих владений,

Чтоб только время проводить,

Сперва задумал наш Евгений

Порядок новый учредить.

В своей глуши мудрец пустынный,

Ярем он барщины старинной

Оброком легким заменил;

И раб судьбу благословил.

Зато в углу своем надулся,

Увидя в этом страшный вред,

Его расчетливый сосед;

Другой лукаво улыбнулся,

И в голос все решили так,

Что он опаснейший чудак.

31. Сначала все к нему езжали;

Но так как с заднего крыльца

Обыкновенно подавали

Ему донского жеребца,

Лишь только вдоль большой дороги

Заслышат их домашни дроги, —

Поступком оскорбясь таким,

Все дружбу прекратили с ним.

«Сосед наш неуч; сумасбродит;

Он фармазон; он пьет одно

Стаканом красное вино

32. Так точно думал мой Евгений.

Он в первой юности своей

Был жертвой бурных заблуждений

И необузданных страстей.

Привычкой жизни избалован,

Одним на время очарован,

Разочарованный другим,

Желаньем медленно томим,

Томим и ветреным успехом,

Внимая в шуме и в тиши

Роптанье вечное души,

Зевоту подавляя смехом:

Вот как убил он восемь лет,

Утратя жизни лучший цвет.

33. Онегин жил анахоретом:

В седьмом часу вставал он летом

И отправлялся налегке

К бегущей под горой реке;

Певцу Гюльнары подражая,

Сей Геллеспонт переплывал,

Потом свой кофе выпивал,

Плохой журнал перебирая,

И одевался...

34. Прогулки, чтенье, сон глубокой,

Лесная тень, журчанье струй,

Порой белянки черноокой

Младой и свежий поцелуй,

Узде послушный конь ретивый,

Обед довольно прихотливый,

Бутылка светлого вина,

Уединенье, тишина:

Вот жизнь Онегина святая;

И нечувствительно он ей

Предался, красных летних дней

В беспечной неге не считая,

Забыв и город, и друзей,

И скуку праздничных затей.

35. Прямым Онегин Чильд-Гарольдом

36. Когда же дело до Евгенья

Дошло, то девы томный вид,

Ее смущение, усталость

В его душе родили жалость:

Он молча поклонился ей,

Но как-то взор его очей

Был чудно нежен. Оттого ли,

Что он и вправду тронут был,

Иль он, кокетствуя, шалил,

Невольно ль, иль из доброй воли,

Но взор сей нежность изъявил:

Он сердце Тани оживил.

37. В тоске сердечных угрызений,

Рукою стиснув пистолет,

Глядит на Ленского Евгений.

38. Хотя мы знаем, что Евгений

Издавна чтенье разлюбил,

Однако ж несколько творений

Он из опалы исключил:

Певца Гяура и Жуана

Да с ним еще два-три романа,

В которых отразился век

И современный человек

Изображен довольно верно

С его безнравственной душой,

Себялюбивой и сухой,

Мечтанью преданной безмерно,

С его озлобленным умом,

Кипящим в действии пустом.
Евгений Онегин.

Евгений Онегин - главный герой, по имени которого и назван роман. . Это молодой столичный аристократ, получивший типичное светское воспитание. Онегин родился в богатой, но разорившейся дворянской семье. Его детство прошло в отрыве от всего русского, национального. Его воспитывал француз-гувернер, который,

...чтоб не измучилось дитя,

Учил его всему шутя,

Не докучал моралью строгой,

Слегка за шалости бранил

И в Летний сад гулять водил”.

Таким образом, воспитание и образование Онегина были достаточно поверхностными. Но пушкинский герой все же получил тот минимум знаний, который считался обязательным в дворянской среде. Он “знал довольно по-латыни, чтоб эпиграфы разбирать”, помнил “дней минувших анекдоты от Ромула до наших дней. В глазах общества он был блестящим представителем молодежи своего времени, и все это благодаря безупречному французскому языку, изящным манерам, остроумию и искусству поддерживать разговор. Он вел типичный для молодежи того времени образ жизни: посещал балы, театры, рестораны. Богатство, роскошь, наслаждение жизнью, успех в свете и у женщин — вот что привлекало главного героя романа.

Но светские развлечения ужасно надоели Онегину, который уже “давно зевал средь модных и старинных зал”. Ему скучно и на балах, и в театре: “...Отворотился— и зевнул, и молвил: "Всех пора на смену; балеты долго я терпел, но и Дидло мне надоел"”. Это и неудивительно — на светскую жизнь у героя романа ушло около восьми лет. Но он был умен и стоял значительно выше типичных представителей светского общества. Поэтому со временем Онегин почувствовал отвращение к пустой праздной жизни. “Резкий, охлажденный ум” и пресыщение удовольствиями заставили Онегина разочароваться, “русская хандра им овладела”. “Томясь душевной пустотой”, этот молодой человек впал в депрессию. Он пробует искать смысл жизни в какой-либо деятельности. Первой такой попыткой была литературная работа, но “ничего не вышло из пера его”, так как система воспитания не научила его работать (“труд упорный ему был тошен”). Онегин “читал, читал, а все без толку”. На этом, правда, наш герой не останавливается. Проведя одну реформу, и ту от скуки, “чтоб только время проводить”, Онегин снова погружается в хандру. Это дает В. Г. Белинскому основание написать: “Бездеятельность и пошлость жизни душат его, он даже не знает, что ему надо, что ему хочется, но он... очень хорошо знает, что ему не надо, что ему не хочется того, чем так довольна, так счастлива самолюбивая посредственность”. Вместе с тем, мы видим, что Онегин не был чужд предрассудков света. Пушкин показывает в романе противоречия в мышлении и поведении Онегина, борьбу “старого” и “нового” в его сознании, сопоставляя его с другими героями романа: Ленским и Татьяной, сплетая их судьбы. Особенно ярко раскрывается сложность и противоречивость характера пушкинского героя в его взаимоотношениях с Татьяной, дочерью провинциального помещика Ларина. В новом соседе девушка увидела тот идеал, который давно уже сложился у нее под влиянием книг. Скучающий, разочарованный дворянин ей кажется романтическим героем, он не похож на других помещиков. “Весь внутренний мир Татьяны заключался в жажде любви”, — пишет В. Г. Белинский о состоянии девушки, предоставленной целыми днями своим тайным мечтаниям:

Давно ее воображенье,

Сгорая негой и тоской,

Алкало пищи роковой;

Давно сердечное томленье

Теснило ей младую грудь;

Душа ждала... кого-нибудь

И дождалась... Открылись очи;

Она сказала: это он!

В душе Онегина проснулось все лучшее, чистое, светлое:

Мне ваша искренность мила,

Она в волненье привела

Давно умолкнувшие чувства.

Но Евгений Онегин не принимает любви Татьяны, объясняя это тем, что он “не создан для блаженства”, то есть для семейной жизни. Безразличие к жизни, пассивность, “желание покоя”, внутренняя опустошенность подавили искренние чувства. Впоследствии он будет наказан за свою ошибку одиночеством. В пушкинском герое есть такое качество, как “души прямое благородство”. Он искренне привязывается к Ленскому. Онегин и Ленский выделялись из своей среды высоким интеллектом и пренебрежительным отношением к прозаическому быту соседей-помещиков. Однако они были совершенно противоположными по характеру людьми. Один был холодным разочарованным скептиком, другой — восторженным романтиком, идеалистом.

Они сошлись.

Волна и камень,

Стихи и проза, лед и пламень...

Онегин вообще не любит людей, не верит в их доброту и сам губит друга, убивая его на дуэли. После этих печальных событий, Онегиным овладевает «охота к перемене мест» и он уезжает путешествовать. Вернувшись в Петербург, на балу, Евгений Онегин встречает Татьяну, которая теперь замужняя женщина. В нем вспыхивает любовь к Татьяне, которая стала «равнодушною княгиней, неприступною богиней». Онегин томится и страдает, ищет ответного чувства. Но, увы! Онегин отвергнут.

Пушкин изображает в лице Онегина, конечно, эгоиста, но не самодовольного, а “страдающего”. Он слишком умен, чтобы быть довольным жизнью, собой, окружающими, но и никогда не станет менять себя и мир, чтобы улучшить их. “Тоскующая лень” — вот основная черта и беда его характера. “Упорный труд ему был тошен” — это основная причина, по которой Онегин никогда не изменится настолько, чтобы обрести счастье.
Наверх