Ser-Esenin.ru

В помощь школьнику и студенту!

Сочинение на тему: Евгений. Произведение: Медный всадник

Сочинение на тему: Евгений. Произведение: Медный всадник

Евгений. Изо всего, что сказано о Петре Великом нельзя составить его определённого облика: всё расплывается во что-то громадное, ужасное, безмерное. Нет облика и у бедного Евгения, который теряется в серой, безликой массе ему подобных столичных граждан.

Бедный Евгений, гражданин столичный,

Каких встречаете вы тьму,

От них нисколько не отличный

Ни по лицу, ни по уму.

О нём нам практически ничего не известно, кроме того, что он живёт в Коломне и возможно принадлежит к некогда знаменитому дворянскому роду.

Но мечта у Евгения вовсе не бедная и не сниженная – она сопоставима с мечтой героя пушкинской лирики этого времени, стремящегося к истинным жизненным ценностям.

… я молод и здоров,

Трудиться день и ночь готов;

Уж кое-как себе устрою

Приют смиренный и простой

И в нём Парашу успокою…

… И станем жить, и так до гроба

Рука с рукой дойдём мы оба,

И внуки нас похоронят…

Осуществление мечты Евгения было бы выполнением Божественных заповедей, но это не удается – Параша погибает во время наводнения. От этого известия Евгений сходит с ума. Пушкин рисует сумасшествие Евгения скупым, но очень выразительным, вызывающим у читателя тоску и жалость.


Но бедный, бедный мой Евгений…

Увы, его смятенный ум

Против ужасных потрясений

Не устоял. Мятежный шум

Невы и ветров раздавался

В его ушах. Ужасных дум

Безмолвно полон, он скитался.

Его терзал какой-то сон…

… Он скоро свету

Стал чужд, весь день бродил пешком,

А спал на пристани; питался

В окошко поданным куском.

Одежда ветхая на нём

Рвалась и тлела. Злые дети

Бросали камни ему вслед

Нередко кучерские плети

Его стекали, потому

Что он не разбирал дороги

Уж никогда; казалось – он

Не примечал. Он оглушён

Был шумом внутренней тревоги

И так он свой несчастный век

Влачил, ни зверь ни человек,

Ни то ни сё, ни житель света,

Ни призрак мёртвый…



Так что, несмотря на слабость, обезличенность и приниженность этого образа, мы можем отметить в нём щемящую человечность, которая для Пушкина важна не менее, а может быть, и более величия и силы Медного всадника.
Наверх