Ser-Esenin.ru

В помощь школьнику и студенту!

Сочинение на тему: Вулич. Произведение: Герой нашего времени

Сочинение на тему: Вулич. Произведение: Герой нашего времени

Герой повести "Фаталист". Поручик, необычный и таинственный человек. "Наружность поручика Вулича отвечала вполне его характеру. Высокий рост и смуглый цвет лица, черные волосы, черные проницательные глаза, большой, но правильный нос..., печальная и холодная улыбка, вечно блуждавшая на губах его, - все это будто согласовалось для того, чтобы придать ему вид существа особенного...". Он замкнут, его в жизни не волнует ничего, кроме игры. Он невероятно азартен, частые проигрыши не останавливают его. Этот человек отважен, не боится смерти, хладнокровен. Как-то во время спора о судьбе и возможности человека самому распоряжаться своей жизнью, В. предложил пари. Он должен был выстрелить себе в висок, тем самым, проверив судьбу. Пистолет дал осечку, но он был заряжен и порох не отсырел. Тем не менее, Печорин видит отпечаток смерти на лице В. и говорит ему об этом. Поздно ночью В. насмерть зарубает пьяный казак.

Вулич — один из героев повести «Фаталист», поручик-бретер, с которым Печорин встретился в казачьей станице. В. замкнут и отчаянно храбр; страстный игрок, для которого карты — лишь символ роковой игры человека со смертью, игры, лишенной смысла и цели. Среди офицеров заходит спор о том, есть ли предопределение, т. е. подвластны люди некоей высшей силе, управляющей их судьбами, или они сами распоряжаются своей жизнью. В., в отличие от Печорина признающий предопределение, вызывается на себе проверить истинность тезиса. Пистолет приставлен ко лбу: осечка, сохраняющая жизнь В., как будто служит доказательством в пользу фатализма (тем более что Печорин предсказал В. смерть именно «нынче»). Но Печорин все равно не убежден: «Верно... только не понимаю теперь...» В ту же ночь В. погибает, зарубленный пьяным казаком.

Мысль Печорина движется от сомнения к сомнению, тогда как В. сомнений чужд. Жизнь его так же бессмысленна, как нелепа и случайна его смерть; храбрость В. — по ту сторону добра и зла: она не разрешает какой-либо нравственной задачи, стоящей перед душой «во всякой борьбе с людьми или с собой». «Фатализм» Печорина проще, примитивнее и банальнее, но он держится на реальном знании, исключающем «обман чувств или промах рассудка» — «хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь!».

Наконец, фатализм В. противоположен наивному «народному» фатализму Максима Максимыча («Впрочем, видно, уж так у него на роду было написано.;.»), означающему смиренное приятие судьбы, коэгорое уживается и с нравственной ответственностью за свои мысли и поступки.
Наверх