Ser-Esenin.ru

В помощь школьнику и студенту!

Сочинение на тему: Чичиков. Произведение: Мертвые души

Сочинение на тему: Чичиков. Произведение: Мертвые души

Чичиков Павел Иванович – главный герой поэмы. Он, по мысли автора, изменил своему истинному предназначению, но еще способен очиститься и воскреснуть душой.

В «приобретателе» Ч. автор изобразил новое для России зло – тихое, усредненное, но предприимчивое. Усредненность героя подчеркивается его внешностью: это «господин средней руки», не слишком толстый, не слишком худой и т.д. Ч. – тих и малоприметен, округл и гладок. Душа Ч. подобна его шкатулке – там находится место только для денег (следуя завету отца «копи копейку»). Он избегает говорить о себе, прячась за пустые книжные обороты. Но незначительность Ч. обманчива. Именно он и ему подобные начинают править миром. Гоголь говорит о таких людях, как Ч.: «страшная и подлая сила ». Подлая, потому что заботится только о своей выгоде и наживе, используя все средства. А страшная, потому что очень сильная. «Приобретатели», по мнению Гоголя, не способны возродить Отечество. В поэме Ч. путешествует по России и останавливается в городе NN. Там он знакомится со всеми важными лицами, а после отправляется в имения помещиков Манилова и Собакевича, по дороге попадая еще и к Коробочке, Ноздреву и Плюшкину. У них всех Ч. торгует мертвые души, не объясняя цели своих покупок. В торге Ч. проявляет себя как большой знаток человеческой души и как хороший психолог. К каждому помещику он находит свой подход и почти всегда добивается поставленной цели. Скупив души, Ч. возвращается в город оформлять на них купчие. Здесь он впервые объявляет, что намерен «вывезти» купленные души на новые земли, в Херсонскую губернию. Постепенно в городе имя героя начинает обрастать слухами, сначала очень лестными для него, а впоследствии губительными (о том, что Ч – фальшивомонетчик, беглый Наполеон и чуть ли не Антихрист). Эти слухи вынуждают героя уехать из города. Ч. наделен самой подробной биографией. Это говорит о том, что в нем еще осталось много живого и что он способен возродиться (во втором томе поэмы, как планировал Гоголь).

Чичиков Павел Иванович — новый для русской литературы тип авантюриста-приобретателя, главный герой поэмы, падший, изменивший своему истинному предназначению, но способный очиститься и воскреснуть душой. На эту возможность указывает многое, в том числе — имя героя. Св. Павел — апостол, который до своего мгновенного, «скоропостижного» раскаяния и преображения был одним из самых страшных гонителей христиан. Обращение св. Павла произошло на пути в Дамаск, и то, что Чичиков сюжетными обстоятельствами нераздельно связан с образом дороги, пути, также не случайно. Эта перспектива нравственного возрождения резко отличает Ч. от его литературных предшественников — героев и антигероев европейских и русских плутовских романов, от Жиль-Блаза Лесажа до Фрола Скобеева, «Российского Жильблаза», В. Т. Нарежного, Ивана Выжигина Ф. В. Булгарина. Она же неожиданно сближает «отрицательного» Ч. и с героями сентиментальных путешествий, и в целом — с центральными фигурами романа-странствия (начиная с «Дон Кихота» Сервантеса).

Бричка коллежского советника Павла Ивановича Ч., следующего по своим надобностям, останавливается в городе NN, который расположен чуть ближе к Москве, чем к Казани (т. е. в самой сердцевине Центральной России). Проведя в городе две недели (гл. 1) и познакомившись со всеми важными лицами, Ч. отправляется в имения местных помещиков Манилова и Собакевича — по их приглашению. Момент завязки романного сюжета все время оттягивается, хотя некоторые «особенности поведения» Ч. должны с самого начала насторожить читателя. В расспросах приезжего о положении дел в губернии чувствуется что-то большее, чем простое любопытство; при знакомстве с очередным помещиком Ч. сначала интересуется количеством душ, затем положением имения и лишь после этого — именем собеседника.

Лишь в самом конце 2-й главы, проплутав почти целый день в поисках Маниловки-Зама-ниловки, а затем побеседовав со сладким помещиком и его супругой, Ч. «открывает карты», предлагая купить у Манилова мертвые души крестьян, числящихся по ревизии живыми. Ради чего ему это нужно, Ч. не сообщает; но сама по себе анекдотическая ситуация «покупки» мертвых душ для последующего их заклада в опекунский совет — на которую внимание Гоголя обратил Пушкин — не была исключительной.

Заплутав на возвратном пути от Манилова, Ч. попадает в имение вдовы-помещицы Коробочки (гл. 3); сторговавшись с нею, наутро отправляется дальше и встречает в трактире буйного Ноздрева, который заманивает Ч. к себе (гл. 4). Однако здесь торговое дело не идет на лад; согласившись сыграть с жуликоватым Ноздревым на мертвые души в шашки, Ч. еле уносит ноги. По пути к Собакевичу (гл. 5) бричка Ч. сцепляется с повозкой, в которой едет 16-летняя девушка с золотыми волосами и овалом лица, нежным, как яичко на солнце в смуглых руках ключницы. Пока мужики — Андрюшка и дядя Митяй с дядей Миняем — распутывают экипажи, Ч., несмотря на всю осмотрительную охлажденность своего характера, мечтает о возвышенной любви; однако в конце концов мысли его переключаются на любимую тему о 200 тысячах приданого, и под впечатлением этих мыслей Ч. въезжает в деревню Собакевича. В конце концов приобретя и здесь желанный «товар», Ч. едет к скупому помещику Плюшкину, у которого люди мрут как мухи. (О существовании Плюшкина он узнает от Собакевича.)

Сразу поняв, с кем имеет дело, Ч. (гл. 6) уверяет Плюшкина, что всего лишь хочет принять на себя его податные издержки; приобретя здесь 120 -мертвых душ и присовокупив к ним несколько беглых, возвращается в город — оформлять бумаги на купленных крестьян.

В главе 7-й он посещает большой 3-этажный казенный дом, белый, как мел («для изображения чистоты душ помещавшихся в нем должностей»). Нравоописание чиновничества (особенно колоритен Иван Антонович Кувшинное Рыло) также замыкается на образ Ч. Здесь он встречается с Собакевичем, сидящим у председателя; Собакевич чуть было не проговаривается, некстати упомянув о проданном Ч. каретнике Михееве, которого председатель знал. Тем не менее все сходит герою с рук; в этой сцене он впервые объявляет, что намерен «вывезти» купленные души на новые земли в Херсонскую губернию.

Все отправляются на пирушку к полицеймейстеру Алексею Ивановичу, который берет взятки больше, чем его предшественники, но любим купцами за ласковое обращение и кумовство, а потому почитается «чудотворцем». После водки оливкового цвета председатель высказывает игривую мысль о необходимости женить Ч., а тот, расчувствовавшись, читает Собаке-вичу послание Вертера к Шарлотте. (Этот юмористический эпизод получит вскоре важное сюжетное развитие.) В главе 8 имя Ч. впервые начинает обрастать слухами — пока еще исключительно положительными и лестными для него. (Сквозь нелепицу этих слухов неожиданно прорисовывается обширный гоголевский замысел трехтомной поэмы «Мертвые души» как «малой эпопеи», религиозно-моралистического эпоса. Жители города NN обсуждают покупку Ч. и так отзываются о приобретенных им крестьянах: они теперь негодяи, а, переселившись на новую землю, вдруг могут сделаться отличными подданными. Именно так намеревался Гоголь поступить во 2-м и 3-м томах с душами некоторых «негодяев» 1-го тома. С Ч. — прежде всего.) Однако слишком высокие намеки тут же заземлены; слухи о Ч.-миллионщике делают его необычайно цопулярным в дамском обществе; он даже получает неподписанное письмо от стареющей дамы: «Нет, я не должна тебе писать!»

Сцена губернского бала (гл. 8) кульминаци-онна; после нее события, приняв новый оборот, движутся к развязке. Ч., восхищенный красотой 16-летней губернаторской дочки, недостаточно любезен с дамами, которые образуют «блистающую гирлянду». Обида не прощается; только что находившие в лице Ч. что-то даже марсовское и военное (это сравнение позже отзовется в реплике почтмейстера о том, что Наполеон складом своей фигуры не отличается от Ч.) дамы теперь заранее готовы к его превращению в «злодея». И когда безудержный Ноздрев через всю залу кричит: «Что? много наторговал мертвых?» — это, несмотря на сомнительную репутацию Ноздрева-враля, решает «судьбу» Ч. Тем более что тою же ночью в город приезжает Коробочка и пытается узнать, не продешевила ли она с мертвыми душами.

Наутро слухи приобретают совершенно новое направление. Раньше времени, принятого в городе NN для визитов, «просто приятная дама» (Софья Ивановна) приезжает к «даме, приятной во всех отношениях» (Анне Григорьевне); после препирательств из-за выкройки дамы приходят к выводу, что Ч. — кто-то вроде «Ринальда Ринальдина», разбойника из романа X. Вольпиуса, и конечная цель его — увезти губернаторскую дочку при содействии Ноздрева.

Ч. на глазах читателя из «реального» персонажа романа превращается в героя фантастических слухов. Чтобы усилить эффект от подмены героя губернской легендой о нем, Гоголь «насылает» на Ч. трехдневную простуду, выводя его из сферы сюжетного действия. Теперь на страницах романа вместо Ч. действует его двойник, персонаж слухов. В главе 10 слухи достигают апогея; для начала сравнив Ч. с разбогатевшим жидом, затем отождествив его с фальшивомонетчиком, жители (и особенно чиновники) постепенно производят Ч. в беглые Наполеоны и чуть ли не в антихристы.

Ч. выздоравливает и, вновь заступив свое сюжетное место и вытеснив за пределы романа своего «двойника», никак не возьмет в толк, почему отныне его не велено принимать в домах чиновников, пока Ноздрев, без приглашения явившийся к нему в гостиницу, не разъясняет, в чем дело. Принято решение рано утром выехать из города. Однако, проспав, Ч. к тому же должен дожидаться, пока «кузнецы-разбойники» подкуют лошадей (гл. 11). И потому в момент отъезда сталкивается с похоронной процессией. Прокурор, не выдержав напряжения слухов, умер — и тут все узнали, что у покойника были не только густые брови и мигающий глаз, но и душа.

Пока Ч., везомый кучером Селифаном и сопровождаемый слугой Петрушкой, от которого всегда исходит запах «жилого покоя», едет в неизвестность, перед читателем разворачивается вся «кисло-неприятная» жизнь героя. Рожденный в дворянской (столбовое или личное дворянство было у родителей Ч. — неизвестно) семье, от матери-пигалицы и от отца — мрачного неудачника, он сохранил от детства одно воспоминание — «снегом занесенное» окошко, одно чувство — боль скрученной отцовскими пальцами краюшки уха. Отвезенный в город на мухортой пегой лошадке кучером-горбуном, Ч. потрясен городским великолепием (почти как капитан Копейкин Петербургом). Перед разлукой отец дает сыну главный совет, запавший тему в душу: «копи копейку», и несколько дополнительных: угождай старшим, не водись с товарищами.

Вся школьная жизнь Ч. превращается в непрерывное накопление. Он продает товарищам угощение, снегиря, слепленного из воска, зашивает в мешочки по 5 рублей. Учитель, более всего ценящий послушание, выделяет смирного Ч.; тот получает аттестат и книгу с золотыми буквами, — но, когда позже старого учителя выгонят из школы и тот сопьется, Ч. пожертвует на вспомоществование ему всего 5 копеек серебра. Не из скупости, а из равнодушия и следования отцовскому «завету».

К тому времени умрет отец (не накопивший, вопреки совету, «копейку»); продав ветхий домишко за 1000 руб., Ч. переберется в город и начнет чиновную карьеру в казенной палате. Старательность не помогает; мраморное лицо начальника с частыми рябинами и ухабами — символ черствости. Но, посватавшись к его уродливой дочери, Ч. входит в доверие; получив от будущего тестя «подарок» — продвижение по службе, тут же забывает о назначенной свадьбе («надул, надул, чертов сын!»).

Нажив было деньги на комиссии по возведению какого-то весьма капитального строения, Ч. лишается всего из-за начавшегося преследования взяточничества. Приходится делать «новый карьер», на таможне. Долгое время воздерживаясь от мздоимства, Ч. приобретает репутацию неподкупного чиновника и представляет по начальству проект поимки всех контрабандистов. Получив полномочия, входит в сговор с контрабандистами и с помощью хитроумного плана обогащается. Но вновь неудача — тайный донос «подельника».

С огромным трудом избежав суда, Ч. в третий раз начинает карьеру с чистого листа в презренной должности присяжного поверенного. Тут-то до него и доходит, что можно заложить мертвые души в опекунский совет как живые; сельцо Павловское в Херсонской губернии маячит перед его умственным взором, и Ч. приступает к делу.

Так конец 1-го тома поэмы возвращает читателя к самому началу; последнее кольцо российского ада замыкается. Но, по композиционной логике «Мертвых душ», нижняя точка совмещена с верхней, предел падения — с началом возрождения личности. Образ Ч. пребывает на пике перевернутой пирамиды романной композиции; перспектива 2-го и 3-го томов сулила ему «чистилище» сибирской ссылки — и полное нравственное воскрешение в итоге.

Отсветы этой славной сюжетной будущности Ч. заметны уже в 1-м томе. Дело не только в том, что автор, словно оправдываясь перед читателем, за что выбрал в герои «подлеца», тем не менее отдает должное непреодолимой силе его характера. Финальная притча о «бесполезных», никчемных русских людях - домашнем философе Кифе Мокиевиче, который кладет жизнь на решение вопроса, почему зверь родится нагишом? почему не вылупляется из яйца? и о Мокии Кифовиче, богатыре-припертене, не знающем, куда девать силу, резко оттеняет образ Ч. — хозяина, «приобретателя», в котором энергия все-таки целенаправленна. Куда важнее, что Ч., готовый ежеминутно размышлять о «крепкой бабенке», ядреной, как репа; о 200 тысячах приданого, — при этом на самом деле тянется к юным, неиспорченным институткам, словно прозревая в них свою собственную утраченную чистоту души и свежесть. Точно так же автор время от времени словно «забывает» о ничтожестве Ч. и отдается во власть лирической стихии, превращая пыльную дорогу в символ общероссийского пути к «Храмине», а бричку косвенно уподобляя огненной колеснице бессмертного пророка Илии: «Грозно объемлет меня могучее пространство У! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь!..»

Тем не менее в «приобретателе» Ч. явлено новое зло, незаметно вторгшееся в пределы России и всего мира— зло тихое, усредненное, «предприимчивое» и тем более страшное, чем менее впечатляющее. Чичиковская «усреднен-ность» подчеркнута с самого начала — в описании его внешности. Перед читателем — «господин средней руки», не слишком толстый, не слишком худой, не слишком старый, не слишком молодой. Ярок костюм Ч. — из ткани брусничного цвета с искрой; громок его нос, при сморкании гремящий трубой; замечателен его аппетит, позволяющий съесть в дорожном трактире целого поросенка с хреном и со сметаною. Сам Ч. тих и малоприметен, округл и гладок, как его щеки, всегда выбритые до атласного состояния; душа Ч. подобна его знаменитой шкатулке (в самой середине мыльница: 6—7 узеньких перегородок для бритв, квадратные закоулки для песочницы и чернильницы; самый главный, потаенный ящичек этой шкатулки предназначен для денес).:

Когда чиновники» после рассказанной почтмейстером повести о капитане Копейкине, договариваются до сравнения Ч. с антихристом, они невольно угадывают истину. «Новый антихрист» буржуазного мира таким и будет — незаметно-ласковым, вкрадчивым, аккуратным; на роль «князя мира сего» заступает , «незначащий червь мира сего». Этот «червь» способен выесть самую сердцевину российской жизни, так что она сама не заметит, как загниет. Надежда — на исправимость человеческой натуры. Не случайно образы большинства героев «Мертвых душ» (Ч. — в первую очередь) созданы по принципу «вывернутой перчатки»; их изначально положительные качества переродились в самодовлеющую страсть; подчас — как в случае с Ч. — страсть преступную. Но если совладать со страстью, вернуть ее в прежние границы, направить на благо — полностью переменится и образ самого героя, «перчатка» вывернется с изнанки на лицевую сторону.
Среди разнообразия интересных характеров выделяется удивительный персонаж — Павел Иванович Чичиков. Образ Чичикова является объединяющим и собирательным, в нем совмещены разные качества помещиков. О происхождении и формировании его характера мы узнаем из одиннадцатой главы поэмы. Павел Иванович принадлежал к бедной дворянской семье. Отец Чичикова оставил ему в наследство полтину меди да завет старательно учиться, угождать учителям и начальникам и, самое главное, — беречь и копить копейку. В завещании отец ничего не сказал о чести, долге и достоинстве. Чичиков быстро понял, что высокие понятия только мешают достижению заветной цели. Поэтому Павлуша пробивает себе дорогу в жизни собственными усилиями. В училище старался быть образцом послушания, вежливости и почтительности, отличался примерным поведением, вызывал похвальные отзывы учителей. Окончив учёбу, он поступает в казенную палату, где всеми силами угождает начальнику и даже ухаживает за его дочерью. Оказываясь в любой новой обстановке, в новой среде,

он сразу становится «своим человеком». Он постиг “великую тайну нравиться”, с каждым из персонажей он говорит на его языке, обсуждает близкие собеседнику темы. В этом герое еще жива душа, но каждый раз, заглушая муки совести, делая все для своей выгоды и строя счастье на бедах других людей, он убивает ее. Оскорбление, обман, взяточничество, казнокрадство, махинации на таможне — орудия Чичикова. Смысл жизни герой видит лишь в приобретении, накопительстве. Но для Чичикова деньги — средство, а не цель: он хочет благополучия, достойной жизни для себя и своих детей. От остальных персонажей поэмы Чичикова отличает сила характера и целеустремленность. Поставив себе определенную задачу, он не останавливается ни перед чем, проявляет для ее достижения упорство, настойчивость и невероятную изобретательность.

Он не похож на толпу, он активен, деятелен и предприимчив. Чичикову чужды мечтательность Манилова и простодушие Коробочки. Он не жадничает, как Плюшкин, но и не склонен к беспечному разгулу, как Ноздрёв. Его предприимчивость не похожа на грубую деловитость Собакевича. Все это говорит о явном его превосходстве.

Характерной чертой Чичикова является невероятная многогранность его натуры. Гоголь подчеркивает, что таких людей, как Чичиков, разгадать нелегко. Появившись в губернском городе под видом помещика, Чичиков очень быстро завоевывает всеобщие симпатии. Он умеет показать себя человеком светским, всесторонне развитым и порядочным. Он может поддержать любой разговор и при этом говорит “ни громко, ни тихо, а совершенно так, как следует.” К каждому лицу, в котором Чичиков заинтересован, он умеет найти свой особый подход. Выставляя напоказ свою доброжелательность к людям, он заинтересован лишь в том, чтобы выгодно использовать их расположение. Чичиков очень легко “перевоплощается”, меняет манеры поведения, но при этом никогда не забывает о своих целях.

В беседе с Маниловым он выглядит почти совсем, как сам Манилов: он так же обходителен и чувствителен. Чичиков отлично знает, как произвести сильное впечатление на Манилова, а потому не скупится на всевозможные душевные излияния. Однако, разговаривая с Коробочкой, Чичиков не проявляет ни особой галантности, ни душевной мягкости. Он быстро разгадывает сущность ее характера и потому ведет себя развязно и бесцеремонно. Коробочку деликатностью не проймешь, и Чичиков после долгих попыток вразумить ее “вышел совершенно из границ всякого терпения, хватил в сердцах стулом об пол и посулил ей черта”. При встрече с Ноздревым Чичиков гибко приспосабливается к его разнузданной манере поведения. Ноздрёв признает только “дружеские” отношения, разговаривает с Чичиковым на «ты», и тот ведет себя так, словно они старые закадычные приятели. Когда Ноздрёв хвастается, Чичиков помалкивает, будто не сомневаясь в правдивости услышанного.
Павел Иванович Чичиков

Чичиков – главный герой поэмы, он встречается во всех главах. Именно ему принадлежит идея аферы с мертвыми душами, именно он путешествует по России, встречаясь с самыми разными персонажами и попадая в самые разные ситуации.

Характеристика Чичикова дается автором в первой главе. Портрет его дан очень неопределенно: «не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод. Больше внимания Гоголь уделяет его манерам: он произвел прекрасное впечатление на всех гостей на вечеринке у губернатора, показал себя как опытного светского человека, поддерживая разговор на самые разные темы, умело польстил губернатору, полицмейстеру, чиновникам и составил о себе самое лестное мнение. Гоголь сам говорит нам, что не взял в герои «добродетельного человека», сразу оговаривает, что его герой — подлец.

«Темно и скромно происхождение нашего героя». Автор говорит нам, что его родители были дворяне, но столбовые или личные - Бог ведает. Чичиков лицом не походил на своих родителей. В детстве у него не было ни друга, ни товарища. Отец у него был болен, окна маленькой «горенки» не отворялись ни в зиму, ни лето. Гоголь говорит о Чичикове: « Жизнь при начале взглянула на него как-то кисло- неприютно, сквозь какое-то мутное, занесённое снегом окошко…»

«Но в жизни всё меняется быстро и живо…» Отец привёз Павла в город и наставил ходить в классы. Из денег, которые дал ему отец, он не потратил ни копейки, а наоборот сделал к ним приращение. Он с детства научился спекулировать. Вышедши из училища, он сразу принялся за дело и службу. С помощью спекуляции он смог добиться от начальника повышения должности. После прихода нового начальника Чичиков переехал в другой город и стал служить на таможне, что было его мечтой. «Из поручений досталось ему, между прочим, одно: похлопотать о заложении в опекунский совет нескольких сот крестьян». И тут ему в голову пришла мысль провернуть одно дельце, о котором ведётся речь в поэме.
ЧИЧИКОВ — герой поэмы Н.В.Гоголя «Мертвые души» (перв. том 1842, под ценз. назв. «Похождения Чичикова, или Мертвые души»; втор, том 1842-1845). В соответствии со своим ведущим художественным принципом — разворачивать образ из имени — Гоголь дает Ч. фамилию, образованную путем простого повтора невнятного звукосочетания (чичи), не несущего никакой отчетливой смысловой нагрузки. Фамилия, таким образом, отвечает общей доминанте образа Ч., суть которой в фиктивности (А.Белый), мнимости, конформизме: «не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок, нельзя сказать, чтоб стар, однако же и не так чтобы слишком молод». В портрете Ч. равным образом отбрасывается как положительное, так и отрицательное начало, все сколько-нибудь существенные внешние и внутренние черты личности отвергаются, сводятся к нулю, нивелируются. Имя и отчество Ч.— Павел Иванович, — округлое и благозвучное, однако не эксцентричное, также подчеркивает желание Ч. слиться со средой, быть в меру заметным («фрак брусничного цвета с искрой»), вместе с тем похожим на других («никогда не позволяет себе неблагопристойного слова», «в приемах… что-то солидное»), держась принципа «золотой середины». В облике Ч. комически переплетены черты церемонной деликатности и грубого физиологизма: «умел польстить каждому», «вошел боком», «садился наискось», «отвечал наклонением головы», «клал в нос гвоздичку», «подносил табакерку, на дне которой фиалки»; с другой стороны — «долго тер мылом щеки, подперши их языком», «высморкался чрезвычайно громко», «нос звучал как труба», «выщипнул из носа две волосинки». В Ч. Гоголь метонимически выделяет нос (ср. с майором Ковалевым, у которого пропал нос): «высунул вперед нос». Нос у Ч. «громоподобен» (А.Белый), сравнивается с «пройдохой-трубой», крякающей в оркестре излишне громко, тем самым Гоголь вносит иронический диссонанс в гармоническую округлость лица Ч. («полное лицо», «вроде мордашки и кашгунчика», «белоснежная щека»), подчеркивая неуемную энергию приобретателя («нос по ветру»), которому судьба щедро раздает щелчки по носу, не в меру длинному. Образ Ч. многофункционален. Ч. является центром так называемой «миражной интриги» (Ю.Манн). Подобно странствующему рыцарю средневекового романа или бродяге плутовского романа, Ч. находится в непрестанном движении, в дороге, он сравним с гомеровским Одиссеем. Правда, в отличие от рыцаря, посвящающего героические деяния Прекрасной Даме, Ч.— «рыцарь копейки», ради последней в сущности Ч. и совершает свои «подвиги». Биография Ч. (гл. 11) есть ряд предварительных деяний к главному подвигу жизни -скупке мертвых душ. Ч. стремится нарастить копейку из ничего, так сказать, «из воздуха». Еще будучи школьником, Ч. пустил в оборот полтину, оставленную ему отцом: «слепил из воску снегиря», выкрасил и выгодно продал; перепродавал голодным одноклассникам булку или пряник, загодя купленные на рынке; два месяца дрессировал мышь и тоже выгодно продал. Полтину Ч. превратил в пять рублей и зашил в мешочек (ср.Коробочка). На службе Ч. входит в комиссию для построения «казенного весьма капитального строения», которое не строится в течение шести лет выше фундамента. Между тем Ч. строит дом, заводит повара, пару лошадей, накупает голландские рубашки, мыла «для сообщения гладкости коже». Уличенный в мошенничестве, Ч. терпит фиаско, лишается денег и благополучия, однако словно возрождается из пепла, становится таможенным чиновником, получает взятку на полмиллиона от контрабандистов. Тайный донос напарника едва не доводит Ч. до уголовного суда; лишь с помощью взяток Ч. удается уйти от наказания. Начав скупать у помещиков крепостных крестьян, значащихся в «ревизских сказках» в качестве живых, Ч. намеревается заложить их в Опекунский совет и сорвать куш на «фуфу», по его выражению. «Миражная интрига» начинает развиваться вследствие неслыханное™, рискованности и двусмысленности сделки, предлагаемой Ч. помещикам. Скандал, разразившийся вокруг мертвых душ, начатый на балу у губернатора Ноздревым и подкрепленный перепуганной Коробочкой, перерастает в грандиозную мистерию фантастической русской действительности николаевского времени и, шире, отвечает духу русского национального характера, а также сущности исторического процесса, как понимает их Гоголь, связывая то и другое с непостижимым и грозным Провидением. (Ср. слова Гоголя: «сплетня плетется чертом, а не человеком. Человек от праздности или сглупа брякнет слово без смысла слово пойдет гулять и мало-помалу сплетется сама собой история, без ведома всех. Настоящего автора ее безумно и отыскивать все на свете обман, все кажется нам не тем, чем оно есть на самом деле. Трудно, трудно жить нам, забывающим всякую минуту, что будет наши действия ревизовать Тот, Кого ничем не подкупишь».) Далее Ч. в пересказе «дамы просто приятной» предстает разбойником Ринальдо Ринальдини, «вооруженным с ног до головы» и вымогающим у Коробочки мертвые души, так что «вся деревня сбежалась, ребенки плачут, все кричит, никто никого не понимает». «Дама приятная во всех отношениях» решает, будто Ч. скупает мертвые души для того, чтобы похитить губернаторскую дочку, а Ноздрев — напарник Ч., после чего «обе дамы отправились каждая в свою сторону бунтовать город». Сложились две враждебные партии: мужская и женская. Женская утверждала, будто Ч. «решился на похищение», так как был женат и его жена написала письмо губернатору. Мужская приняла Ч. одновременно за ревизора, за переодетого Наполеона, сбежавшего с острова Св.Елены, за безногого капитана Копейкина, ставшего атаманом шайки разбойников. Инспектор врачебной управы вообразил, что мертвые души — это умершие от горячки больные вследствие его халатности; председатель гражданской палаты перепугался, что стал поверенным Плюшкина в оформлении крепости на «мертвые души»; чиновники вспомнили, как недавно сольвычегодские купцы, загуляв, «уходили насмерть» устьсысольских купцов, дали взятку суду, после чего суд вынес вердикт, будто устьсысольские «умерли от угара»; кроме того, казенные крестьяне убили заседателя земской полиции Дробяжкина за то, что тот «был-де блудлив, как кошка». Губернатор разом получил две казенные бумаги о розыске фальшивомонетчика и разбойника, тем и другим мог оказаться Ч. В результате всех этих толков умер прокурор. Во 2-м томе Ч. соотносится с антихристом, Русь расшатывается еще сильнее, пущенное слово вызывает волнения раскольников («народился антихрист, который и мертвым не дает покоя, скупая какие-то мертвые души. Каялись и грешили и, под видом изловить антихриста, укокошили неантихристов»), а также бунты мужиков против помещиков и капитанов-исправников, ибо «какие-то бродяги пропустили между ними слухи, что наступает такое время, что мужики должны быть помещики и нарядиться во фраки, а помещики нарядиться в армяки и будут мужики».

Другая функция образа Ч.— эстетическая. Образ Ч. составляют метафоры, окрашенные в разной степени то в эпические, то в иронические, то в пародийные тона: «барка среди свирепых волн» жизни, «незначащий червь мира сего», «волдырь на воде». Вопреки солидности, степенности, телесной осязаемости Ч. («был тяжеленек», «животик барабан»), вопреки заботе о будущих потомках и желанию стать образцовым помещиком, сущность Ч.— мимикрия, протеичность, способность принимать форму любого сосуда. Ч. меняет лица в зависимости от обстановки и собеседника, часто становясь подобием того помещика, с кем торгуется: с Маниловым Ч. сладкогласен и предупредителен, его речь, точно сахарный сироп; с Коробочкой держится проще и даже сулит ей черта, приходя в ярость от ее «дубинноголовости», с Собакевичем Ч. прижимист и скуп, такой же «кулак», как сам Со-бакевич, оба они видят друг в друге мошенников; с Ноздревым Ч. держится запанибратски, на «ты», изъясняясь о причинах покупки слогом самого Ноздрева: «Ох, какой любопытный: ему всякую дрянь хотелось бы пощупать рукой, да еще и понюхать!» Наконец, в профиль Ч. «очень сдает на портрет Наполеона», ибо тот «тоже нельзя сказать чтобы слишком толст, однако ж и не так чтобы тонок». С этой особенностью образа Ч. неразрывно связан гоголевский мотив «зеркала». Ч., словно зеркало, вбирает в себя прочих героев «Мертвых душ», содержит в зародыше все существенные душевные свойства этих персонажей. Так же, как Коробочка, собиравшая в пестрядевые мешочки отдельно целковики, полтиннички, чет вертачки, Ч. зашивает в мешочек пять рублей. Подобно Манилову, Ч.— прекраснодушный мечтатель, когда, увидев в дороге хорошенькое, «как свеженькое яичко», личико губернаторской дочки, начинает мечтать о женитьбе и двухстах тысячах приданого, а на балу у губернатора почти влюбляется: «видно, и Чичиковы на несколько минут в жизни обращаются в поэтов». Точно Плюшкин, Ч. собирает всякую дрянь в шкатулочку: афишу, сорванную со столба, использованный билет и пр. Шкатулка Ч.— женская ипостась образа. А.Бе-лый называет ее «женой» Ч. (ср. шинель Баш-мачкина — его жена, оказавшаяся «любовницей на одну ночь»), где сердцем является «маленький потаенный ящик для денег, выдвигавшийся незаметно сбоку шкатулки». В ней заключена тайна души Ч., так сказать, «двойное дно». Шкатулка соотносится с образом Коробочки (А.Битов), которая приоткрывает завесу над тайной Ч. Другая ипостась образа Ч.— его бричка. Согласно А.Белому, кони — это способности Ч., особенно чубарый — «лукавый» конь, символизирующей мошенничество Ч., «отчего ход тройки — боковой ход». Коренной гнедой и пристяжной каурой масти — кони-труженики, что внушает Гоголю надежду на воскресение Ч. «из мертвых», отвечает его идеалу направить мчащуюся Русь-тройку по магистральному христианскому пути, по которому вслед за Русью должны пройти европейские страны, уклонившиеся от пути.

Этическая функция образа Ч. По мнению Гоголя, Ч.— неправедный приобретатель («Приобретение — вина всего», 11-я гл.). Сама афера Ч. вытекает из «дела Петра», именно он ввел ревизию крепостных крестьян, положив начало бюрократизации России. Ч.— западник (Д.Мережковский), и Гоголь развенчивает европейский культ денег. Последний обусловливает этический релятивизм Ч.: будучи школьником, он «угождает» учителю, ставящему «заносчивых и непокорных» учеников на колени и морящему их голодом; Ч., напротив, сидит на лавке не шелохнувшись, со звонком подает учителю треух и трижды снимает шапку; когда же учителя выгоняют из училища, «заносчивые и непокорные» собирают ему в помощь деньги, Ч. же дает «пятак серебра, который тут же товарищи его бросили, сказавши: «Эх ты, жила!»» Учитель, узнав о предательстве любимого ученика – Ч., проговорил: «Надул, сильно надул…» Второе предательство Ч. совершает, когда начинает карьеру приобретателя: обещает дочери своего начальника, повытчика, жениться, пускай та старая дева с рябым лицом, но, едва повытчик выбивает Ч. место тоже повытчика в другой канцелярии, Ч. отправляет свой сундук домой и съезжает с квартиры повытчика. «Надул, надул, чертов сын!» — злился повытчик. Подобные поступки Ч. позволяют Д.С.Мережковскому и В.В.Набокову сблизить Ч. с чертом. «Ч.— всего лишь низко оплачиваемый агент дьявола, адский коммивояжер: «наш господин Ч.», как могли бы назвать в акционерном обществе «Сатана и К°» этого добродушного, упитанного, но внутренне дрожащего представителя. Пошлость, какую олицетворяет Ч.,— одно из главных отличительных свойств дьявола…» (Набоков). Сущность Хлестакова и Ч.— «вечная середина, ни то ни сё — совершенная пошлость два современные русские лица, две ипостаси вечного и всемирного зла — черта» (Мережковский). Насколько призрачна власть денег, свидетельствуют периодические падения и финансовые крахи Ч., постоянный риск попасть за решетку, скитания по городам и весям, скандальная огласка тайны Ч. Гоголь подчеркивает пародийный контраст между богатырской предпринимательской энергией Ч., стремящегося построить капитал на трупах («Народу, слава Богу, вымерло немало…»), и ничтожным результатом: непременным фиаско Ч. (Ср. слова Муразова: «если бы с этакой волей и настойчивостью, да на доброе дело!».) Сотериологическая функция (спасения) заключается в том, что Ч., как и другие герои, должен был, по замыслу Гоголя, воскреснуть в третьем томе поэмы, которая бы строилась аналогично «Божественной комедии» Данте Алигьери («Ад», «Чистилище», «Рай», где часть соответствует тому). Сам Ч., кроме того, выступал бы в роли спасителя. Отсюда его имя корреспондирует с именем апостола Павла, «приобретающего» иудеев и язычников, чтобы привести их к Христу (ср.: «будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобресть» (1 Кор., 9:19). Отмечено А.Голь-денбергом). Как и апостол Павел, Ч. должен был в момент внезапного кризиса из грешника превратиться в праведника и учителя веры. Пока же бричка Ч. все глубже увязает в грязи, падает, «будто в яму» (Е.Смирнова), погружается в ад, где «поместья — круги Дантова ада; владелец каждого более мертв, чем предыдущий» (А.Белый). Наоборот, приобретенные Ч. «души» предстают живыми, воплощают талантливость и созидательный дух русского народа, противопоставляются Ч., Плюшкину, Собакевичу (Г.А.Гуковский), образуя две противоположные России. Таким образом, Ч., подобно Христу, сошедшему в ад, освобождает мертвые души и выводит из забвения. «Омертвелая», хоть и живая телесно, неправедная Россия помещиков и чиновников, согласно утопии Гоголя, должна воссоединиться с праведной крестьянской Россией, где посредником выступит Ч.

Биографическая функция образа Ч. Гоголь наделяет его своими пристрастиями, например любовью к сапогам: «В другом углу, между дверью и окном, выстроились рядком сапоги: одни не совсем новые, другие совсем новые, лакированные полусапожки и спальные» (2-й т., 1-я гл.). (См. мемуары А.Арнольди.) Ч., так же как и Гоголь,— вечный холостяк, перекати-поле, живущий в гостиницах, у чужих людей, мечтающий стать домохозяином и помещиком. Равно как и Гоголю, Ч. свойствен универсализм интересов, правда в сниженном, паро дийном виде: «шла ли речь о лошадином заводе, он говорил и о лошадином заводе; говорили ли о хороших собаках, и здесь он сообщал очень дельные замечания и в бильярдной игре не давал промаха; говорили ли о добродетели, и о добродетели рассуждал он очень хорошо, даже со слезами на глазах…». Наконец, авторские лирические отступления Гоголь часто переадресует сознанию Ч., отождествляя свою идеологию с идеологией героя.
«Мертвые души» - главное произведение Н.В.Гоголя по глубине художественных открытий и обобщений. В первом томе показана, по меткому определению автора, вся Русь «с одного боку». Гоголь, используя свой жанр путешествия, рисует множество разнообразных социально-сатирических картин.

Среди персонажей этой поэмы Чичиков занимает особое место. Будучи центральной (с точки зрения сюжета и композиции) фигурой поэмы, этот герой вплоть до последней главы первого тома остается для всех загадкой - не только для чиновников города NN, но и для читателя. На него можно посмотреть с двух сторон. С одной стороны в нем можно увидеть героя новой эпохи, но с другой его нельзя принимать за героя, так как в нем отсутствует нравственная духовная основа.

Характеристика Чичикова дается автором в первой главе. Портрет его дан очень неопределенно: «не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод. Больше внимания Гоголь уделяет его манерам: он произвел прекрасное впечатление на всех гостей на вечеринке у губернатора, показал себя как опытного светского человека, поддерживая разговор на самые разные темы, умело польстил губернатору, полицмейстеру, чиновникам и составил о себе самое лестное мнение.

Чичикова вполне можно назвать героем, так как он живой, активный человек. У него есть своя цель, копить деньги. Но, хотя, все же больше они для него — средство, а не цель: он хочет благополучия, достойной жизни для себя и своих детей.

От остальных персонажей поэмы Чичикова отличает сила характера и целеустремленность. Поставив себе определенную задачу, он не останавливается ни перед чем, проявляет для ее достижения упорство, настойчивость и невероятную изобретательность. Он не похож на толпу, он активен, деятелен и предприимчив. Чичикову чужды мечтательность Манилова и простодушие Коробочки. Он не жадничает, как Плюшкин, но и не склонен к беспечному разгулу, как Ноздрёв. Его предприимчивость не похожа на грубую деловитость Собакевича. Все это говорит о явном его превосходстве и делает его в глазах читателей новым героем.

Но с другой стороны Гоголь сам говорит нам, что не взял в герои «добродетельного человека», сразу оговаривает, что его герой — подлец. Прежде всего эта подлость раскрывается в самой его авантюре, в том как он подло всех обманывает ради своего имени, ради своего богатства.

Душа Ч. подобна его шкатулке – там находится место только для денег (следуя завету отца «копи копейку»). Он избегает говорить о себе, прячась за пустые книжные обороты. Но незначительность Чичикова обманчива. Именно он и ему подобные начинают править миром. Гоголь говорит о таких людях, как Чичиков: «страшная и подлая сила ». Подлая, потому что заботится только о своей выгоде и наживе, используя все средства. А страшная, потому что очень сильная. «Приобретатели», по мнению Гоголя, не способны возродить Отечество.

Говоря о характере Павла Ивановича, нельзя не сказать о том, что Гоголь намеревался сделать своего героя достойным человеком. Речь о духовном совершенствовании Чичикова должна были идти в сюжетном втором и недописанном третьем томах поэмы "Мертвые души". Можно только представить, какие испытания, какие духовные борения пришлось бы пережить этому прирожденному предпринимателю, чтобы стать другим. К счастью, в русской литературе навсегда остался только первый и единственный том "Мертвых душ" — одно из лучших произведений, написанных на русском языке.
Наверх