Ser-Esenin.ru

В помощь школьнику и студенту!

Воспоминания последнего учебного года

Воспоминания последнего учебного года

Весна. Апрель. Начинают цвести деревья, и вся природа оживает после долгой зимней спячки. Ощущая приятный запах распустившихся бутонов, кружащих в воздухе белоснежных лепестков и чувствуя порывы тёплого ветра, ты проходишь городской парк, в котором недавно со всеми делал весеннюю уборку. На школьном футбольном поле пятиклассники гоняют в мяч, где учительница Марина Степановна пристально следит за шустрыми ребятишками. Строгая, но справедливая. И мысленно осознаёшь, что завидуешь этой ребятне. У них всё ещё впереди, а у тебя осталось всего лишь два месяца, чтобы насладиться школьной жизнью. Да, одиннадцатый класс бывает исключительно раз. Если только не оставили на второй год, хе-хе.

— Юра, ты идёшь? — слышится звонкий голос. Наталья вырывает из состояния задумчивости, нетерпеливо смотря на тебя, будто бы ты в чём-то провинился. Действительно, чего стоять столбом посреди футбольного поля.

Я продолжаю передвигать ногами, невольно обращая внимание на то, как ветер колышет её тёмные волосы. Чувствуется аромат шампуня. Точно, ромашка. Девушка обгоняет меня на шаг, очередной каприз атмосферы заставляет пошатнуться столь хрупкий и тонкий девичий стан. Но Цветаева (удивительная фамилия, да?) продолжает упрямо идти вперёд. Лицо напряжено, похоже, не только я над чем-то раздумывал.

И куда она спешит? А ведь мы подружились ровно четыре года назад, мелькнула странная и не совсем актуальная мысль. Хоть и пересекались в параллельных классах, но до восьмого особо не общались. Пока классрук не сказал помочь будущей напарнице, с которой пришлось ехать на олимпиаду по литературе. Где я, кстати, успешно занял первое место. Наташа с самого начала нашего знакомства была необычной брюнеткой: каталась на двойках и тройках, но любила читать и обожала кулинарию. Какое странное сочетание. Теперь же она — крепкий середнячёк в учёбе, но вряд ли девушка полюбила уроки сильнее.

Из-за поворота выбегает мой одноклассник Сашка Лищагин. В спортивной форме. Ах, да, ему же сегодня сдавать кросс за прогул на прошлой неделе. Странно подмигнув мне, он моментально скрывается за кустами волчьих ягод. Слышится строгий голос физкультурницы. И, словно по велению злого рока, гудит школьный звонок.

— Опоздали! — взвилась Натаха, бросив в мою сторону раздражённый взгляд. Резкий поворот головы — чёрные волосы неласково прошлись по моему лицу. Да, действительно ромашка.

Мы начинаем идти быстрее, впрочем, меня, скорее, тянут за руку. Открываю перед Цветаевой огромную дверь, и вот уже главный зал. В раздевалке копошится детвора с младших классов.

— Звонок уже был, — неприветливо приветствует нас Марина Евгеньевна, вахтёр школы, чем-то похожая на сову из-за своих жутких очков.

— Мы случайно, — пискнула Наталья, остановившись перед массивной колонной, где до сих пор висели рисунки о том, кто и как хочет провести лето.

— Да вижу, вижу, сколько вас тут таких... опоздавших, — ворчит вахтёрша, почему-то сверля меня взглядом. — Ох, Богданов, — строгие глаза проясняются. — Хорошо, что попался. Отнеси журнал своему учителю. Физичка уже проставила средний балл за месяц.

Хочу ей что-то ответить, но Наталья тянет снова наверх, на второй этаж. Вокруг пустынно, занятия, только каблучки девушки нарушают тишину. Проходим учительскую, первый кабинет, второй.

— Увидимся позже, — говорю ей, прекращая кратковременный зрительный контакт и кивая в сторону двери под номером четыре. Не осознаю, что следующая секунда поменяет жизни многих людей, прежде всего, нас.

Запах ромашки ударяет в нос сильнее некуда. Большие синие глаза, прекрасные, словно воды океана, оказываются вблизи. Даже ресницы слегка касаются моих ресниц, озорно скользнув по щекам. Я не ответил на поцелуй, превратившись на пару мгновений в соляной столп. Клубничный вкус от прекрасных губ подруги ещё долго остаётся на моих губах. Зрительные рецепторы в автоматическом режиме отслеживают, как покрасневшая Наташа стремительно поворачивается и скрывается за дверью родного класса, даже не повернувшись в мою сторону.

Я понимаю, что эта весна изменила многое. Не слушаю комментарии классрука о своём опоздании. Игнорирую просьбы соседки по парте помочь с домашним заданием. Наверное, многие замечают моё не то потрясение, не то удивление. Мне не видно, как шепчутся многие девчонки. И всё равно, что делают парни на галёрке, обсуждая детали мотоцикла, из-за чего Иван Степанович повышает на них голос. Эти воспоминания последнего учебного года бесценны. Они в моей памяти навсегда.
Наверх